Категория: Histori

Наше общее прошлое

Карикатура Игоря КОНДЕНКО

Специальная тема этого номера «2000» — 90-летие со дня образования СССР, страны, с историей которой были связаны судьбы подавляющего большинства наших читателей. На страницах еженедельника мы постарались представить самые разнообразные мнения об этой истории и будущем постсоветского пространства: возможностях и перспективах интеграционных процессов и — в этой связи — проблемах взаимопонимания наций, некогда представлявших «единый советский народ».


30 декабря 1922 года I Всесоюзный съезд Советов утвердил Договор об образовании СССР. Впервые в мировой истории возникло союзное государство, созданное республиками (Российской, Украинской, Белорусской и Закавказской), которых объединял не только политический строй и идеологическая идентичность, но и единая стратегическая цель — построение социализма.

Советский Союз упорно двигался к этой цели, и это упорство позволило ему пережить несколько тяжелых социально-экономических и политических кризисов, которые непременно похоронили бы менее прочное государственное образование.

Сознание своей особой исторической миссии придавало советскому народу силы в борьбе с гитлеровской Германией. Победа над Третьим рейхом, правители которого уже видели себя единоличными вершителями судьбы человечества, стало звездным часом советского народа, его наивысшим (и бесспорным) историческим свершением, которое признают самые яростные противники социализма и советского строя.

Тем не менее было бы ошибкой сводить достижения советского государства к разгрому нацизма. Бесспорно, эта победа была достигнута дорогой ценой, и отстояли советские люди не только собственную свободу, но и гуманистические принципы европейской цивилизации, на которые покушались нацисты.

Но советский народ не хотел ни этой войны, ни военных триумфов. Желание представить сегодня СССР в качестве «империи», в которой стремление к геополитической экспансии маскировалось социалистическими лозунгами, чревато насаждением опасного исторического мифа. Советский Союз был прежде всего государством, строившим социализм, которое успешно развивалось, пока двигалось к намеченной цели, и в короткий срок распалось (хотя и под давлением извне), как только от нее отказалось.

Советский Союз принципиально отличался как от тех государств, которые после распада СССР возникли сегодня на его территории, так и от стран капиталистического мира. Поскольку главная цель советского народа состояла в построении общества, основанного на принципах справедливости и социального равенства.

Эта историческая истина, с точки зрения сегодняшней правящей элиты постсоветских государств, выглядит неудобной и непривлекательной. Она обнажает алчность и эгоизм тех, кто сегодня распоряжается общенациональными ресурсами, заставляет задуматься о стратегических перспективах, которые с каждым годом приобретают все более пугающий облик, а главное — подчеркивает практическую ценность идеалов социализма.

Последнее, по-видимому, больше всего пугает нынешних «хозяев жизни», которые хотели бы изобразить социалистическую идеологию либо несбыточной мечтой, либо бесчеловечным учением, способным принести только неисчислимые страдания и бедствия.

И действительно, этих страданий и бедствий граждане СССР испытали так много, как, может быть, никто иной в современной истории.

Тем не менее исторический опыт Советского Союза свидетельствует: борьба за практическое воплощение идеалов социализма способствует прогрессу во всех сферах общественной жизни, помогает становлению личности, способной пожертвовать частными интересами ради общего блага, содействует развитию образования, науки и культуры.

Поэтому сегодня, обращаясь к событиям прошлого, многие публицисты и профессиональные историки предпочитают очевидным реалиям исторические мифы. Это чрезвычайно опасное занятие, поскольку мифы не только не позволяют понять истоки и причины нынешних проблем, но и мешают украинскому обществу сформулировать цели и задачи стратегического развития. В результате Украина все больше утрачивает историческую перспективу, сосредоточивается на текущих делах и проблемах, оставляя неразрешенными основополагающие вопросы государственной идеологии и социально-политического устройства.

Нас пытаются убедить в том, что распад СССР был неизбежен, и сохранить советское государство было невозможно. При этом как-то забывают, что в истории нет и не может быть ничего изначально предрешенного, а ход исторических событий определяется конкретными обстоятельствами и личными качествами политиков, играющих ведущую роль в жизни общества и государства.

Безусловно, Советский Союз уже в конце 70-х столкнулся с серьезными экономическими проблемами, которые негативно влияли на положение дел в обществе. Но возникшие трудности, скорее всего, удалось бы преодолеть, как это в еще более сложной экономической ситуации блестяще смог сделать Китай. Но для этого нужно было, чтобы во главе страны оказался лидер, обладающий стратегическим видением, сочетаемым с умением идти на допустимые компромиссы.

Но трагедия СССР (и закономерный результат косности тогдашней советской системы) состояла в том, что власть была монополизирована в руках ставшего тогда во главе государства недалекого и тщеславного Михаила Горбачева. Этот демагог своей «Перестройкой и новым мышлением для нашей страны и для всего мира» (так назывался уже напрочь забытый ныне «бестселлер» Горбачева, в котором он тщился позиционировать себя великим мыслителем XX века) пытался прикрыть свое абсолютное идейное и стратегическое бессилие. Все его «новое мышление» было подчинено старому как мир банальному желанию сохранить личную власть любыми способами, хотя бы и непомерной ценой распада страны. А другие, считавшие себя антагонистами Горбачева, шли по его же пути шаг в шаг — они этой же ценой распада страны пытались добиться все той же личной власти, и первый в этой когорте — амбициозный Борис Ельцин.

Дайджест-путеводитель спецпроекта «90 лет СССР»

Многие ныне утверждают, что Советский Союз был обречен на распад, поскольку не мог провести необходимые экономические и политические реформы вследствие того, что его населяли народы, значительно различающиеся по мировоззрению и уровню культурного развития. При этом сторонники данного мифа, что называется, в упор не видят Индии — самого большого демократического государства мира, где проживает более миллиарда человек, принадлежащих к различным этническим, языковым и конфессиональным группам, многие из которых разделяет многовековая вражда.

Советский строй сегодня принято обвинять во всех смертных грехах, а особенно рьяные критики договариваются даже до сравнения его с государственным устройством фашистских государств. Однако главной целью советского государства было практическое воплощение гуманистических идеалов.

Безусловно, реализация высоких гуманистических идеалов в той исторической эпохе часто была далеко и не идеальной, и не гуманной. Но, к несчастью, за исторический прогресс иногда приходится платить непомерно высокую цену. И на советских руководителях лежит прямая ответственность за то, что они не стремились уменьшить жертвы при проведении масштабных социальных преобразований, осознанно прибегая к крайне жестоким методам подавления идейных и политических противников.

Однако не будем забывать о том, каких жертв в человеческой истории потребовало утверждение любых новых идеалов. Говоря об этом, часто приводят в пример раннюю историю христинства с инквизицией, крестовыми походами и истреблением «миссионерами» коренного населения Латинской Америки.

И реже говорят о том, как утверждались либеральные ценности, лежащие в основе современного капиталистического общества, в первую очередь — в его западноевропейском или североамериканском варианте. Эта модель выглядит сегодня чрезвычайно привлекательной — гуманной и толерантной, и ее чуть ли не ежедневно приводят нам в пример как антитезу советскому историческому опыту.

Но ведь идеалы и того общества, которое сегодня ставят нам за образец, утверждались через якобинский террор, гильотину на Гревской площади, рвы, заполненные трупами тысяч казненных, — через все кошмары Великой французской революции, которые приводили современников в животный ужас.

Вероятно, наиболее популярный в наши дни миф заключается в утверждении о нежизнеспособности социализма как такового. Как ни странно, этому мифу не мешает даже то, что распад СССР и отказ восточноевропейских государств от социалистического строя не привели к исчезновению других социалистических стран.

Причем некоторые из них (например, Вьетнам и Лаос) сегодня экономически успешны и динамично развиваются. Кстати, уже в 2000-е годы на путь социалистического развития встала Боливия.

В число наиболее влиятельных государств мира вошел Китай, где принципы социалистического производства и распределения удалось соединить с рыночной экономикой, которая в самые ближайшие годы станет наиболее мощной в мире. На наших глазах происходит превращение Китая в государство, способное разрабатывать и внедрять новые технологии, в экономике которого важное место занимают наукоемкие отрасли. Не случайно вопреки еще одним мифам — о развитии КНР за счет технологических заимствований — в прошлом году страна заняла первое место в мире по полученным патентам (подробнее см. «Китай стал мировым лидером по количеству патентов», «2000», №51(635), 21—27.12.2012).

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: