Категория: Problems

Раздор или напряженность в среде элиты приводит к бунту

 

Условия, необходимые для начала восстания или революции, достаточно хорошо известны: во-первых, правительство должно быть закрытым для широкого участия и от общественного контроля. Во-вторых, правительство должно быть ослаблено каким-то кризисом.


Этот кризис может быть материальным, например, военным или финансовым, вызванным устойчивой инфляцией или резким ростом цен на продовольствие. Также кризис может быть идеологическими, когда правительство пытается навязать мировоззрение, одинаково неприемлемое как широкими массами, так и элитами, или когда правительство компрометирует себя порочащими связями с внешними врагами государства. Или это может быть кризис передачи власти, который заставит элиты позабыть о своей лояльности и вынудит их бороться за власть для скорейшей смены руководства. Эти условия могут совпадать и объединяться, создавая всеобщее чувство неопределенности и вызывая тревогу о будущем.

 

В периоды социальной нестабильности многое зависит от того, какие группы готовы поддерживать правящий режим и воспринимают его лидерство как легитимное. Правительство, которое воспринимается как справедливое и эффективное, сохраняет поддержку в среде ключевых элит и у поддерживающих эти элиты групп; поэтому оно достаточно устойчиво в условиях молодежной проблемы. С другой стороны, режим, который широко воспринимается населением как неэффективный или несправедливый, стремительно теряет важнейших своих сторонников и может поразительно быстро пасть под напором несогласных, как это было на Филиппинах в 1986 году, в Советском Союзе в 1989 году, в Тунисе и Египте в 2010-2011 годах.

В некоторых отдельных случаях государственного кризиса, такого как военное поражение или финансовое бедствие, реакция элит состоит в том, чтобы попытаться укрепить существующее государство через реформы. Подобная реакция более всего вероятна тогда, когда элита относительно объединена и не находится под угрозой. Однако, если элиты разделены на конкурирующие группировки или чувствуют угрозу своему положению, то подобные кризисы, скорее всего, приведут к поляризации элит на фракции союзников и противников режима.

Таким образом, третье условие широкого распространения восстания или революции состоит в том, что существует раздор или напряженность в среде элиты. Вообще, эти три условия возникают при изменениях в социальной мобильности, которые ведут к увеличению неуверенности в среде элит и возникновению соревнования за более выгодные позиции, или при изменении государственной политики, когда государство начинает атаковать  определенные элиты, что опять-таки ведет к обострению ситуации. Элиты также могут разделиться относительно их места в коррупционных схемах или по уровню доступа к привилегиям, что создает группы-парии и привилегированные группы, пользующиеся огромными и непропорциональными благами.

Наконец, распространение высшего образования также может угрожать традиционным элитам, создавая большие количества новых кандидатов на высокие должности. Как правило, революционным молодежным движениям предшествует обширное расширение доступа к среднему и высшему образованию, которое в разы превышает рост возможностей для дальнейшего восходящего карьерного продвижения. В таких случаях рост количества образованных молодых людей пропорционально сильно превышает увеличение общего «молодежного пузыря». Английской революции 1640 года и Французской революции 1789 года предшествовало экстраординарное увеличение количества выпускников университетов, тогда как пропорционального роста позиций в государстве и церковной бюрократии, которые отвечали бы их запросам не происходило. В конце XVI – начале XVII веков «пропускная способность» Оксфорда и Кембриджа выросла на 400%, более чем в два раза выше, чем прирост населения; во Франции с 1730-ых до 1780-ых годов зачисления в ведущие университеты только на юридические науки повысились на 77%, тогда как как население увеличилось только на 16%. Результатом был быстрый рост безработных и неустроенных профессионалов –  докторов, адвокатов, журналистов и странствующих проповедников, многие из которых стали отчаянными противниками монархии и консервативных элит.

Похожий резкий рост выпускников университетов с намного более медленным увеличением соответствующих им социальных позиций произошел на европейском субконтиненте в начале XIX столетия и cыграло важную роль в радикализации студентов и молодых профессионалов в революциях 1830 и 1848 годов. Революциям конца ХХ века и арабским восстаниям начала ХХI века также предшествовало расширение доступа к высшему образованию. Вчерашние университетские выпускники, часто получившие образование заграницей и затем вернувшиеся домой, обнаруживали крайне неблагоприятные условия для реализации своих  устремлений, что привело к разворачиванию революционных движений во многих азиатских и африканских колониально зависимых государствах и диктатурах.

Университеты являются также важными при формировании радикальных молодежных сетей, потому что они физически объединяют молодых людей, чаще всего мужчин, во многих случаях в непосредственной близости от главных политических или культурных центров. Во всей  современной истории Китая именно студенты были проводниками радикальных и революционных движений: от Движения 4-ого мая в 1919 году до восстания на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Главным образом это произошло потому, что университеты сконцентрировали обширные массы молодежи,  требующей перемен в главных городах страны, особенно в Пекине. Университеты также являются главным центром распространения современной радикальной исламской идеологии в мусульманских странах и «фабриками лидеров» партизанских движений в Латинской Америке.

Однако, студенты и молодежные восстания сами по себе не ведут к широкому распространению насилия или свержению режимов. Для этого необходима коалиция между студентами и другими социальными группами – рабочими, крестьянами и мятежными солдатами или моряками, что является крайне важным. Таким образом, четвертым условием успеха тех молодежных движений, которые хотят вызвать всенародные восстания, является развитие предпосылок для наиболее широкой мобилизации населения. Этими предпосылками могут быть экономические затруднения, через которые различные группы населения вынуждены искать средства к существованию  плюс сетевые организации, способные обеспечить коллективное взаимодействие. Такими сетевыми организациями могут быть неофициальные группы на производствах или по месту проживания, автономные деревенские организации, религиозные ассоциации, революционные партии, этнические или националистические освободительные группировки.

Быстрый рост городов, в рабочих кварталах которых обычно концентрируется население, часто в непосредственной близости от государственных учреждений и промышленных объектов, является важным фактором мобилизации населения для протестов. Именно в городах часто концентрируются наиболее склонные к мятежным действиям люди: одинокие молодые мужчины. Когда быстрая урбанизация сопровождается быстрым экономическим ростом, то это не обязательно является дестабилизирующим фактором, но проблемы возникают, когда концентрация городского населения растет на фоне замедления экономики.

Понятно, что перечень необходимых для возникновения революционной ситуации факторов не маленький: непрозрачное государство, кризис, столкновения в элитах, расширение доступа к образованию, рост недовольства населения и наличие сетевых механизмов мобилизации. Поэтому связь между ростом численности молодежи и разворачиванием революционных движений едва ли проста. Корреляция между помолодением обществ и политическими кризисами в послевоенном мире базируется на том, что за эти годы наиболее быстрый прирост населения наблюдался в тех странах, где был низкий доход на душу населения и диктаторские режимы.

Поскольку сами по себе большие массы молодежи не являются достаточным условием для вспышки политического противостояния, может показаться, что они не являются главными при оценках политических рисков. Однако, это было бы ошибкой. Когда политические и экономические условия внезапно меняются, присутствие большого количества молодежи  может послужить детонатором социальных изменений. Например, в Индонезии наличие больших масс молодежи в 1970-х и 1980-х годах не было поводом для беспокойства, но когда они совпали с внезапным крахом экономики в конце 1990-х и признаками того, что политическая система останется закрытой, а власть останется в прежних руках, то в результате произошел общенациональный бунт, который отстранил режим Сухарто от власти. И наоборот, сокращение количества молодых людей в Китае, которое начнется после 2015 года в результате «политики одного ребенка», проводимой в 1980-х, не ограждать Китай полностью от угрозы восстания, как только там начнется падение экономики. Но все же это может снизить градус накала политических страстей.

То, что мы могли наблюдать во время арабских восстаний 2011 года, только подтверждает выводы, которые можно вынести из этой статьи: когда рост массы молодежи совпадает с быстрым ростом высшего образования, быстрой урбанизацией и закрытым авторитарным режимом, могут возникнуть условия, сопутствующие всенародному восстанию.

В то же время существуют все причины для молодого оптимизма  в передовых развивающихся странах мира, таких как Турция, Мексика, Бразилия, Индия и Индонезия. В этих государствах правительства становятся все более и более открытыми, рынки – все более и более прозрачными. Для образованной и честолюбивой молодежи открываются новые экономические горизонты. Наконец, экономический рост усиливается, в то время как прирост населения замедляется. Коррупция все еще остается самой большой угрозой для стабильности в этих странах, но все другие факторы риска восстания сходят на нет. Однако, ситуация совсем противоположна в большой части стран Африки южнее Сахары и в многих странах Ближнего Востока и Южной Азии. В этих регионах продолжает расти численность молодежи, распространены авторитарные и очень коррумпированные режимы, быстро растет охват молодых людей высшим образованием и присутствуют существенные столкновениям элит, базирующихся на этнических или религиозных платформах.

Совершенствование государственного управления, искоренение коррупции и улучшение политических и экономических возможностей для молодежи является жизненно важным для этих регионов. Иначе – и это только вопрос времени – огромный территориальный полумесяц,  объединяющий Африку в районе Сахары через Ближний Восток и до самой Южной Азии ожидает серия предводимых молодежью восстаний и революций.

 

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: