Категория: Vojna

ПРАВДА О МИФИЧЕСКОМ "МАТЧЕ СМЕРТИ"

КАК ЭТО БЫЛО

 

«На „матч смерти“ команда „Старт“ вышла в красных футболках, которые выдали сами же оккупационные власти»

Игорь ОСИПЧУК,  

 

70 лет назад в Киеве был сыгран этот легендарный футбольный поединок. Многие годы как истина преподносился миф о том, что наши спортсмены отказались уступить немцам и были за это расстреляны. На самом же деле погибли четверо футболистов при совсем иных обстоятельствах


 

— Сразу после освобождения столицы Украины от гитлеровцев в газете «Киевская правда» вышла статья, в которой со ссылкой на свидетельства узников Сырецкого лагеря смерти было рассказано о расстреле оккупантами команды «Старт», состоявшей из игроков киевского «Динамо», — рассказывает историк Татьяна Евстафьева. — Видимо, слух об уничтожении команды действительно ходил по городу. Ведь вскоре после того, как «Старт» 9 августа 1942 года повторно обыграл «Флакелф», одну из лучших команд немецкой армии на Восточном фронте, наших футболистов арестовали и отправили в Сырецкий лагерь. Эти события породили яркую трагическую легенду о «матче смерти»: мол, оккупанты приказали нашим спортсменам проиграть. Те пошли на самопожертвование — выиграли и поплатились за это жизнью.

«Динамовцев от лагеря спасло то, что одеты они были в гражданскую одежду и подстрижены не как солдаты»

— В «Старте» выступал звездный состав киевского «Динамо», завоевавший серебряные медали чемпионата Советского Союза в 1936 году, — говорит Татьяна Евстафьева. — Понятно, что эти футболисты были кумирами миллионов, их знали в лицо по многочисленным публикациям в прессе и по кинохронике. В довоенные годы вратаря Николая Трусевича, одного из лучших в СССР, чтили не меньше, чем Льва Яшина после войны. Это еще больше усиливало резонансность истории о матче смерти. О нем написал рассказ писатель Юрий Яновский, а Александр Борщаговский — повесть...

Похоже, в реальность рассказанных литераторами событий верили и высокопоставленные советские руководители, ведь в 1971 году на стадионе «Динамо» поставили памятник погибшим футболистам. Кстати, на волну публикаций в советской прессе по этому поводу откликнулась прокуратура немецкого города Гамбурга — возбудила уголовное дело, которое было закрыто только через тридцать лет.

*Афиша футбольной встречи, вошедшей в историю как «матч смерти»

Из документов архива Службы безопасности Украины, которые я изучала, следует, что поединок смерти — это легенда. На самом же деле немцы не требовали от наших игроков проиграть и команду не расстреляли. Более того, «Старт» затем сыграл еще один матч. Об этом на допросах следователям НКВД и комиссии, занимавшейся созданием документальной хроники Великой Отечественной войны, рассказали сами же футболисты.

— Как получилось, что звезды киевского «Динамо» остались в оккупированном городе?

— Часть футболистов эвакуировали вместе с семьями, и они играли в Казани. Остальные были зачислены в так называемые истребительные батальоны и народное ополчение. А затем немцы окружили в районе Киева четыре наши армии. Прорваться через линию фронта к своим было крайне сложно. Футболистам ничего не оставалось, как вернуться в город, занятый оккупантами. От лагеря спортсменов спасло то, что они были не в форме красноармейцев, а в своей одежде, и не подстрижены, как солдаты. Один из футболистов, Николай Голимбиевский, рассказал следователю НКВД после освобождения Киева: немцы приказали ему поднять фуражку и, увидев, что прическа гражданская, отпустили.

Через несколько дней после оккупации Киева городская управа издала приказ: спортсменам явиться для регистрации. Среди тех, кто пришел в управу, был 39-летний тренер Швецов, ставший одним из организаторов спортивного общества «Рух» при горуправе. В «Рух» вошли многие футболисты. Им полагались соответствующие документы (это было очень важно, ведь можно было ходить по городу, не опасаясь патрулей) и талоны на питание в столовой (один такой талон сохранил участник матча смерти Гундарев).

Футболистам повезло в том, что вратаря Николая Трусевича где-то встретил заведующий производством хлебозавода, страстный болельщик, и пригласил голкипера и остальных динамовцев на работу. Так у него в штате появилось восемь человек из любимого клуба. Спортсмены получили работу, дававшую заработок, на который жили их семьи.

В мае следующего 1942 года по распоряжению горуправы на нескольких предприятиях организовали футбольные команды. Вообще, власти развернули тогда бурную деятельность. Даже провели перепись населения Киева, насчитали 352 тысячи 139 человек. До войны здесь жили около 900 тысяч.

Так вот, команду, которую создали на хлебозаводе, назвали «Старт». Но поскольку на нем трудились только восемь динамовцев, состав доукомплектовали их одноклубниками, которые пошли служить в полицию. Еще несколько динамовцев оказались в других клубах. При необходимости они выступали за «Старт». Этой команде довелось сыграть десять матчей. Первый — 8 июня с клубом «Рух» с играющим тренером Швецовым.

Встреча состоялась на стадионе, находившемся на месте нынешнего Национального спортивного комплекса «Олимпийский». Остальные матчи проводились на «Зените» (теперь это стадион «Старт») в основном с командами оккупантов — немцев и венгров. Кстати, сохранились интересные свидетельства: когда немцы играли с нашими, венгерские солдаты и офицеры болели за киевлян и не скрывали этого.

«Существует версия, что на игроков донес один провокатор, мол, до войны они числились сотрудниками НКВД»

— Как проходила игра 9 августа, названная «матчем смерти»?

— Это был матч-реванш. Ведь перед этим, 6 августа, «Старт» нанес разгромное поражение немецкому «Флакелфу» со счетом 5:1. Немцы захотели отыграться. Команда «Флакелф» состояла из зенитчиков, летчиков и авиамехаников. Ей противостояли профессионалы. Правда, в состав «Старта» входили, как сейчас говорят, возрастные футболисты. Самому младшему, Михаилу Мельнику, было 27, старшему, Федору Тютчеву, — 35 лет. Многие из них к началу войны уже не выступали за «Динамо», перешли на тренерскую работу. Тем не менее «Старт» не уступил соперникам ни в одной встрече.

В начале матча-реванша «Флакелф» первым забил гол. Трибуны (среди зрителей был комендант города и еще несколько генералов, явившиеся с букетами цветов) ликовали. Немецкие футболисты вели почти до конца первого тайма. Но наши сумели сравнять счет, а во втором тайме — забить еще несколько победных мячей. В результате 5:3 в пользу киевлян. Кстати, подробные репортажи об этой и остальных играх размещала газета «Новое украинское слово», подшивки которой сохранились.

*После завершения игры футболисты «Старта» и «Флакелф» сфотографировались на память

— Как возникла легенда, что «Старту» приказали проиграть?

— По одной из версий, повод этому дал тот факт, что судья матча, немецкий офицер, заходил в раздевалку к игрокам «Старта» и якобы пригрозил им расправой, если киевляне победят. Однако футболисты рассказали следователям НКВД, что арбитр просто попросил их перед началом игры поприветствовать соперников. Вообще, обстановка была доброжелательной — многочисленные немецкие болельщики не выказывали агрессии по отношению к нашим спортсменам. Один из немцев после окончания игры сфотографировал вместе обе команды, а затем раздал снимки игрокам.

— Приходилось читать, что на трибунах было особенно много военных летчиков.

— Да, поэтому бытует мнение о том, что «Флакелф» — это команда Люфтваффе (Военно-воздушных сил рейха). На самом деле — противовоздушной обороны.

*В Киеве четыре памятника погибшим футболистам. Этот был открыт в 1981 году на стадионе «Старт», где проходил «матч смерти»

— Правда, что команда «Старт» вышла на игру в красных футболках?

— Да. В советские годы в этом усматривали скрытый вызов гитлеровцам. На самом же деле красные футболки и белые трусы команде выдали сами оккупанты — видимо, другой формы на складе не было.

— И все же почему футболистов посадили в Сырецкий лагерь смерти?

— Выяснить это так и не удалось. Существует версия, что на игроков донес провокатор, мол, до войны они числились сотрудниками НКВД. Но немцам это и так было известно, ведь «Динамо» — это клуб НКВД. Видимо, у оккупантов просто возникли какие-то подозрения насчет спортсменов, работавших на хлебозаводе, вот их и взяли. Это произошло 18 августа, через девять дней после повторной игры с «Флакелф». Вначале команду отвезли в тюрьму, допрашивали. Но из вопросов, на которые пришлось отвечать, футболисты так и не поняли, за что их арестовали. Игроки «Старта», служившие в полиции, остались на свободе. Двое узников-футболистов, посаженных в Сырецкий лагерь — Макар Гончаренко и Михаил Свиридовский, сумели бежать. Они трудились в сапожной мастерской на улице Мельникова, 48. Охрана из полицаев поняла, что заключенные готовят побег. Но решила не препятствовать этому, и в одну из ночей заключенные скрылись.

— Сколько игроков, оказавшихся в лагере, расстреляли?

— Троих. Их в составе так называемой выездной бригады направили на работы на улицу Короленко (ныне Владимирская). Кто-то из заключенных ударил охранника. Гитлеровцы расстреляли поднявшего руку на конвоира, а также половину бригады. Кому умереть, решил жребий: людей построили в шеренгу и расстреляли каждого второго. Среди них оказались трое футболистов: Кузьменко, Клименко, Трусевич. С ними был Тютчев. Ему выпало жить. Он и рассказал затем о том, что случилось с товарищами.

Немцы расстреляли еще одного футболиста из состава «Старта», служившего в полиции — к этому человеку возникли претензии по службе. Остальных полицаев из этой команды советская власть осудила на длительные сроки заключения. В 1955-м их освободили по амнистии.

Когда газеты стали писать о «матче смерти», все, кто знал правду, предпочитали молчать, чтобы не развенчивать миф о подвиге. Правду об этой игре мир узнал уже в годы перестройки.

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: